НЕОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ ИХТИОЛОГА ТАТЬЯНЫ НЕБОЛЬСИНОЙ

Если ты с какого-то перепугу решил, что жизнь (у тебя) удалась, то смело читай историю ниже.
А после подойди к зеркалу. И смело расскажи себе (и своим детям) ещё раз про свою удавшуюся жизнь.

В 1948 году бабушка заканчивает университет по специальности «биолог-зоолог» и вместе со своей лучшей подругой Валентиной Осадчих получает распределение в Астрахань, в Каспийский бассейновый филиал ВНИРО (КаспВНИРО). Сейчас он называется более понятно — Каспийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства. Сеть таких институтов была создана еще до революции, но в советское время она получила сильный импульс к развитию. Советская власть, вопреки некоторым мнениям, считала голод населения от неурожая явлением противоестественным. И водные ресурсы (особенно – обитающая в них рыба) должны были помочь бороться с миллионами голодных смертей, которые царское правительство относило к б-жьему промыслу.

Бабушка за бинокуляром, рядом Валентина Осадчих

КаспВНИРО к началу войны представлял собой мощную организацию со своей флотилией исследовательских судов. Он занимался очень разными темами — биологией, гидробиологией, гидрологией, гидрохимией, промысловой ихтиологией и т.д. В 1940 году была организована лаборатория по изучению болезней рыб. О том, насколько важным был институт для государства, можно судить по очень простому факту: в августе 1942 года, когда немцы пытались захватить Сталинград в 450 километрах от Астрахани, КаспВНИРО был эвакуирован вместе с другими стратегическими предприятиями. А уже в 1944, до окончания войны, его вернули обратно для продолжения важных для всей страны исследований.

Молодых специалистов собирали по всему СССР. От Воронежа до Астрахани больше тысячи километров. По меркам конца сороковых годов – очень далеко. Половина страны лежит в руинах, уже началась холодная война и вот-вот начнется корейская, а в Астрахани строят мощнейшую научную базу для исследования пресноводных ресурсов страны. Очень многопланово мыслил товарищ Сталин, ничего не скажешь.

Возможно, серьезное отношение к КаспВНИРО было связано еще и с тем, что страна нуждалась в электроэнергии и застраивала реки гидроэлектростанциями. Каждая плотина нарушала сложившуюся веками экосистему, и было важно продумать способы сохранить рыбные ресурсы. Сотрудники астраханского института вместе с учеными Москвы и Ленинграда разрабатывают биотехнику разведения осетровых, белорыбицы, сазана, леща, а также требования к режимам работы гидроузлов. К 1958 году, к моменту перекрытия Волги у Волгограда, уже были спроектированы и построены рыбоводные заводы на реках Волге, Урале и Куре, организованы нерестово-выростные хозяйства, которые стали выпускать молодь рыб в естественную среду обитания. Работники рыбного хозяйства не допустили строительства Нижне-Волжской ГЭС (у п. Цаган-Аман), позволив смягчить удар по рыбным запасам и сохранить осетровых и белорыбицу. Одной из тех, кто работал над будущим Волгоградским водохранилищем, была моя бабушка. По крайней мере, медаль ВДНХ была единственной наградой, которую она мне сама показывала.

НЕОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ ИХТИОЛОГА ТАТЬЯНЫ НЕБОЛЬСИНОЙ


 
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий

Вы должны Войти, чтобы оставить комментарий.